Зимняя сессия

Раздел: Студенты

Всё начиналось весной 1980 года. Меня вызвал к себе главный инженер стройуправления и предложил поехать на подготовительные курсы для поступления в техникум на ПГС. Почти не раздумывая, я согласился. Дело было нужное. Я работал уже инженером группы подготовки производства в ПТО стройуправления, с работой справлялся, но необходимого образования, точнее диплома об образовании не имел. Чтобы и в дальнейшем продолжать работу по этому профилю, нужен был документ, дающий это право, т.е. хотя бы диплом от техникума.

Мне было уже 33 годика, Христов возраст, как говорится, лезть учиться в УПИ, мне не хотелось, да мог и не осилить, а техникум, это было то самое, что мне нужно, поэтому первого июня 1980 года, я уже сдал документы и был зачислен на подготовительные курсы Свердловского строительного техникума, по специальности ПГС, т.е. промышленное и гражданское строительство. Нас, а это была группа в двадцать три человека, определили в стоящее напротив техникума общежитие, распределили по комнатам, по три- четыре человека, а на следующий день уже начались занятия.
Занятия это повторение когда то пройденного, но довольно хорошо забытого. Приходилось вспоминать. Кому то это давалось легко, кто учился в школе не так давно, кому то тяжелее. Некоторые не выдержали и отчислились сами, кого то попросили, к сдаче экзаменов для поступления, от двадцати трёх человек осталось одиннадцать, которые сумели сдать экзамены и были зачислены в техникум уже в качестве учащихся - студентов, заочников. Мы получили свои первые домашние задания и разъехались по своим рабочим местам. До этого правда было много всего. И хорошего, и плохого. Уже на второй день занятий на подготовительных курсах, я поимел одну дамочку, которой было невтерпёж, оторваться по полной программе вдали от муженька. Вечером я сидел и перечитывал что успел записать на занятиях. Материал был знакомый и немного припомнив его, я был в себе уверен, что если попадёт на экзамене, то сдам уверенно. Два пацана, что жили в одной со мной комнате, сразу после занятий смотались в город, сообщив, что вернутся, если вернутся, то только под утро. Мне болтаться по городу не хотелось и немного посидев, я разделся и завалился вздремнуть, даже не подумав закрыться.

Проснулся от того, что кто то лёг рядом со мной и вздумал меня целовать. Спросонок, не разобрав что к чему, я просто вытолкнул пришелицу из постели и лишь потом разглядел и увидел симпатичную, лет двадцати пяти дамочку, которая приподнявшись и усевшись на край кровати, обиженно, но с усмешкой смотрела на меня. Звали её Таня и она была из нашей группы.
- Ты чего пихаешься? Днём сам звал в "гости", а пришла и не нужна стала?- Она была в одной ночнушке.
- Извини! Не понял ничего спросонья. Залазь давай под одеяло, а то замёрзнешь ведь. Больше не буду сталкивать. Клянусь! - Уговаривать не пришлось, уже через несколько секунд, она крепко прижималась ко мне, успев скинуть и ночнушку, обняв за шею, и улёгшись на моей груди, страстно втягивала в свой рот мои губы, а я примеривался к её пиздёнке, вставляя в неё свой уже напряженный член и начиная двигать им в ней. Начало ей понравилось и она, приподняв зад, рукой направила член куда надо, насадилась на него, упершись мне в грудь выпрямилась, поёрзала устраиваясь, поцеловала меня и.... Скачки начались.

Татьяна оказалась опытной "наездницей", и я чувствовал себя в ней очень комфортно, начиная заводиться и всё яростней поддавать ей снизу, не забывая впрочем ласково мять её не очень большие грудки и при любой возможности целовать и слегка покусывать её соски. Вскоре послышались её негромкие, слегка хрипловатые стоны от накатывающего наслаждения, а движения вверх-вниз ускорились, стали резкими. Она уже часто и тяжело дышала и чуть чуть повизгивала при движениях вниз.
Страстно и громко прошептав: - Лёшенька! Как хорошо! - Она замерла, до конца насадившись на мой агрегат, её влагалище запульсировало, выпуская соки, а я ощутил вдруг, что мой живот и мошонка стали мокрыми, но движений не прекратил, ко мне только подходило удовольствие, но я ещё не кончил.
Немного прийдя в себя после первого оргазма, Татьяна продолжила скачку и минуты через три мы кончили вместе. Это было уже здорово. Она повалилась на меня и мы яростно и страстно целовались. Потом, улегшись на спины, разъединившись конечно, отдыхали, набираясь сил для продолжения.

- Тань, ты как будто месяца три с мужиком не спала, такое впечатление. Разошлась со своим что ли?
- Эх, Лешенька. Не три месяца, а почти год нормально не еблась. У моего, у трезвого не стоит на меня, а пьяный ничего не может. Раз пять качнёт, спустит и сразу засыпает, а я кручусь, сама себя довожу до оргазма, да только плохо получается. Первый раз за полтора года сегодня себя счастливой бабой почувствовала, только благодаря тебе. Отъеби ты меня сегодня так, чтобы надолго только воспоминаний хватило. У тебя хорошо получается. У меня в сумке бутылка коньяка есть, хорошего, давай выпьем с тобой. А? Потом ещё поебёмся. Я здорово голодна сегодня на это дело. О! А у тебя опять стоит.
- Намёк понял. - Сказал я, устраиваясь между её раскинувшихся ножек, целуя её и сразу засаживая по самые яйца. Татьяна счастливо охнула, положила свои ладошки на мои ягодицы и подалась навстречу первому толчку. Быстро войдя в предложенный темп, она только охала, постанывала и целовала меня, а я с силой входил в неё, чувствуя, что ей это нравится. Приподнявшись на локтях, я целовал её в шею и ухватывал иногда её топорчащиеся соски, чуть прикусывая их и лаская языком. Уже дважды её влагалище испускало соки, обжимая мой член, а я всё трахал и трахал её, моё удовольствие подходило дольше, но на её третий оргазм кончил и я, испытывая неописуемое наслаждение, влил в неё своё семя. Выдавив из себя последние капли, скатился с неё и лёг на спину, кайфуя.

- Лёшенька! Милый ты мой. Мне так хорошо с тобой. Так бы и не вылазила из твоей постели. Я балдею!
- А кто то тут обещал угостить меня хорошим коньяком. Или мне это послышалось? - Спросил я смеясь.
- Что ты Лешенька! Конечно, Я сейчас. Ты меня так отодрал, что я всё забыла. - Как была, голая, Таня спрыгнула с кровати и подбежала к стоящей у стола сумке. Согнувшись и выставив на моё обозрение свой аппетитный задок, открыла сумку и стала доставать оттуда припасы. Сначала появилась и утвердилась на столе бутылка Армянского коньяка и два стограммовых стаканчика, следом появились батон, палка полукопчёной колбасы, бутылка "Боржоми" и две шоколадки.
- Вот. Видишь, всё есть, и ничего тебе не послышалось. Давай вылазь, будем праздновать моё возрождение, как женщины.- Она подошла к кровати, накинула на себя ночнушку и халат, стащила с меня одеяло.- Вставай, женщину в таких случаях надо слушаться.

Делать нечего, пришлось вставать, надевать трусы, тельняшку и спортивные штаны. Это я выполнил с удовольствием и через пару минут уже разливал коньяк по стаканчикам.
- За тебя, Танюша! За твоё, как ты сказала, возрождение женщины! - Сказал я поднимая стаканчик, чокаясь с её стаканчиком и выпивая его. Горло с непривычки обожгло, но прошло хорошо, я даже крякнул от удовольствия, рассмешив этим Таню, которая выпив, опять полезла ко мне с поцелуями.
- Подожди ты, дай покайфовать от коньяка. Никуда от нас поцелуи не убегут. Налижемся сегодня досыта, ещё пощады запросишь, хватит скажешь, надоело.
- Никогда! Этого ты от меня не услышишь. Я только во вкус вошла. Наливай по второй, и включи свою "Вегу", побалдеем под музыку.

Пришлось выполнить и эту команду. Негромкая музыка тогдашних ВИА заполнила комнату, а ещё одна рюмка коньяка подняла настроение на новый уровень. Обняв друг друга мы топтались, подстраиваясь под ритм и конечно же целовались, щупались, ласкали друг дружку. После третьей рюмки- стаканчика, мой член уже изнывал от безделья и требовал действия. Подведя Танюшу к столу, я заставил её опереться о него, задрал ей сзади халат и ночнушку и, не успев даже полюбоваться её красивой задницей, ухватил её за бёдра и сходу вогнал в неё своего другана. Таня вскрикнула от неожиданного вторжения, но приняла его, сразу начиная подавать навстречу свой задок. Возле стола она три раза получила удовольствие и только потом излился я, прижимаясь к её роскошному заду и до самого конца вогнав в неё член. У меня задрожали ноги, когда я от неё оторвался и пришлось сесть на табурет, чтобы немного отойти и успокоиться.
- Вот это секс, вот это ебля. Куда тут моему охломону. Ещё немного и я бы четвёртый раз кончила. О-ох!
- Что. Ещё хочешь? Тогда надо сходить за пузырём. Иначе меня надолго не хватит.
- Зачем идти, если есть. - Ответила Таня, доставая из сумки ещё одну бутылку "Армянского". - Этого хватит, надеюсь. Давай, разливай, а то у меня, от такой ебли, всё уже вылетело. Вообще, ты хорош!
- Не хвали раньше времени, - сказал я, наполняя стаканчики новой порцией, - За то, чтобы нам было хорошо друг с другом. Ты согласна?
- Нам уже хорошо, а будет ещё лучше. Я пью за тебя, Лёшенька! Я уже люблю тебя, милый.

Стаканчики были выпиты и любовь продолжилась снова на кровати. Тане захотелось снова полежать подо мной, а я был не против и разложив её как надо, навалился всем весом, вставляя и начиная засаживать так, как ей понравилось, напористо и сильно, резкими движениями трахать её. Таня подмахивала с удовольствием, а так как сказывалось уже выпитое, то еблись мы долго, и вскоре оба были мокрыми от пота, поменяли позу и я вставлял ей сзади, она только постанывала и хотя была уже не один раз мокрая внутри, но не сдавалась, ритмично двигаясь мне навстречу. Почувствовав приближение оргазма, я ухватил её за груди, сваливая на постель и навалившись на её спинку резкими толчками подошел к самому приятному и вогнав свой член до конца, начал выплескиваться в неё, ощущая, как её влагалище тоже стало сжиматься и пульсировать, выделяя свою долю к общему оргазму. Было здорово.
- Как ты думаешь? Сейчас кто нибудь есть в душевой? Время вообще то уже полдвенадцатого. Охота помыться и освежиться маленько, а то мы с тобой мокрые и запашистые от пота.

Я встал, надел штаны, и открыв дверь, выглянул в коридор. Он был пуст. Бегом пробежал до конца, где были душевые и туалеты, заглянул. Тоже никого. Не долго раздумывая, зашёл в душевую кабинку, закрылся и настроив душ, с удовольствием помылся, освобождаясь от запаха и пота. Надев штаны, как был мокрый, полотенца сразу взять не догадался, пробежал до комнаты. Вытеревшись, посоветовал помыться и Танюше, она с радостью согласилась и накинув халат, взяв мыло и полотенце, ушла. Пришла минут через пятнадцать чистая и весёлая, а ещё очень сексуальная к тому же. Мой член сразу отреагировал на это, но я решил не спешить. Закрылся, включил негромкую музыку и наполнил опять стаканчики. Выпили, сидели, слушали любимые мелодии, слегка мяли друг друга, целовались. Короче кайфовали и были всем довольны, негромко разговаривая, подшучивая.... Потом опять оказались в кровати, а Таня верхом на мне. Опять всё повторилось, только с каждым разом время ебли всё увеличивалось. К двум ночи сил не осталось ни у неё, ни у меня и мы обнявшись, крепко уснули. Не слышали даже, как вернулись парни и тоже легли спать. Проснулись в половине восьмого утра.

Член торчал как дубина, рядом обнимала меня голая красавица, прижимаясь своим лоном к моему напряжённому, на соседних кроватях похрапывали парни. Подмяв Танюшу под себя, от души засадил ей напоследок и качнув раз пятнадцать, кончил вместе с ней. Потискал её ещё немного, поцеловались и она одевшись, ушла к себе, сообщив что сегодня вечером не прийдёт, будет отдыхать от вчерашнего и сегодняшнего сумасшедшего секса. Я был не против, хотя чувствовал себя вполне нормально. Оставшийся коньяк, чуть больше полбутылки, прибрал, оставляя себе на вечер. Сходил, немного размялся, помылся под душем, и доев оставшуюся колбасу с чаем и батоном, разбудил ребят и пошёл на занятия. Настроение было просто отличное, как будто вчера и не пил ничего.

Парни после занятий, немного побалдев надо мной и тем, что они увидели вернувшись, снова смотались в город, где обзавелись очевидно подружками, а ко мне часов в семь вечера пришли две подруги, Люда и Лена. Девчонкам было по девятнадцать, год назад они закончили школу, но завалили экзамен по математике и в этом году, желая реабилитироваться, устроились на подготовительные курсы, решив учиться заочно. Им была нужна помощь, а я не умею отказывать красивым девушкам и помощь они получили. Около часа я сидел с ними и втолковывал в их красивые головки, казалось бы простейшее, но сложноватое для них. В конце концов они начали немного понимать кое что и были довольны. Потом мы разговаривали, травили анекдоты, смеялись. В девять часов Люда заспешила, очевидно на свидание и мы с Леной остались вдвоём. Она жила через комнату от меня и никуда не спешила. Не отказалась, когда я предложил выпить по рюмашке коньяку. Я тянул резину и разделил полбутылки на три раза, закусывали Танюшкиным же шоколадом. Лена, выпив три раза по постаканчика, разрумянилась, раскрепостилась и стала казаться мне ещё красивее, а член уже вовсю топорщился в спортивных штанах и не заметить этого было просто невозможно. И она заметила конечно.

Рассмеявшись, подошла и обняв за шею, уселась мне на колени так, что мой "друган" оказался между её ножек. Я только охнул, а Лена, ухватив его одной рукой, прижалась ко мне и крепко поцеловала.
- А ты крепкий мужичок. Татьяна сегодня пришла от тебя капитально измочаленная, на занятиях была как сонная муха, а потом сразу спать завалилась, до утра точно не поднимется. А у тебя опять торчит!
Лёша, давай договоримся. Я не хочу быть одной из твоих "штатных" любовниц, но согласна давать тебе после каждой, как сегодня, консультации или помощи. Пусть это будет оплата за нас двоих, за Людку и меня. У Людки уже есть парень, пусть она с ним и трахается, а у меня пока ёбчика не имеется, и ты иногда поможешь мне снять сексуальный стресс, как сегодня например. Согласен? - Я кивнул головой. -
- Тогда можно и в постельку. Только будь со мной поласковей, понежней. Я люблю это.

Вот так мы и поладили. А когда я раздел её, укладывая на кровать, то был просто очарован её красотой и молодостью. Тело было идеальное, наделённое всеми выпуклостями, изгибами, всё было таким мягким и упругим одновременно, мне просто хотелось зацеловать, заласкать его. Особенно меня поразил её совершенно чистый лобок, такая шикарная выпуклость, с высовывающимся немного клитором и совершенно голый, ни единого волоска и такой притягательный. Хотелось поцеловать её нижние губки, пройтись языком по клитору, почувствовать вкус её плоти и я сделал это.
Разведя в стороны её длинные и прекрасные ножки, обнял её за бёдра и впился в этот открывшийся, уже напряжённый бугорок, целуя, засасывая его и лаская языком. Вкус её плоти был неповторим, а Лена ответила на моё такое "вторжение", протяжным стоном, бёдра напряглись, подаваясь навстречу этой экзотической ласке. Я провёл языком вдоль всей щелки и на него вылилось несколько капель её сока с терпким одуряющим вкусом и вновь я целовал, лизал, сосал её плоть до тех пор, пока она не закричала, а на мой язык, губы и щёки хлынул целый поток её соков. Леня обмякла, вжимая в себя мою голову, потом сказала: - Иди сюда! - И я лёг на её влажное от пота тело, одновременно вставляя в горячую и мокрую дырку свой член.

- Это я так тебя украсила? - Спросила Лена, увидев моё, блестящее от её выделений лицо.- - Норма-а-ль- но! - Сказала она и провела язычком по моей щеке. - Оказывается я вкусная, тогда я это всё сама с тебя слижу. - И она принялась за это дело, облизывая и целуя, а я за своё, со всей силы вгоняя в неё мой изнывающий член. Вымывая своим языком и губами моё лицо и постанывая, начала подмахивать, в ритм приподнимая свои бёдра и прижимаясь при этом к моему паху. Движения ускорялись, сбилось дыхание. Охватив своими длинными ногами меня аж за поясницу, предоставляя возможность входить в неё до конца, упираясь временами в матку, я уже чувствовал накатывающееся и туманящее голову наслаждение, когда Лена опять негромко закричала и напряглась, крепко обжав мой таранящий её член. Потом расслабилась и тут толчками стала изливаться в неё моя сперма, крепко прижав её к себе за попочку, я освобождался от семени, ощущая, как приходит расслабление и кайфуя при этом, целуя и лаская торчащие соски её грудей, шейку, за ушками, а она старалась поймать мои губы.

- Лёша, ты настоящий мачо! Мне никогда ещё не было так хорошо. Эти пацаны, они даже проявить нежность не умеют. Им бы только засунуть, несколько раз качнуть и спустить, доставляя удовольствие только себе. И считают себя героями, ещё бы, саму Ленку трахнули... Честное слово за все семь раз, что меня имели, я только сегодня поняла, что такое быть счастливой женщиной, когда тебя трахают. Нет, Лёша, я беру свои слова обратно. Я хочу быть твоей любовницей, пусть даже не единственной. Такого наслаждения кроме тебя наверное никто не умеет давать. Я влюбилась в тебя "дядя" Лёша!

Говоря это, она буквально зацеловывала меня, прижимаясь всеми выпуклостями и руками лаская всё, что под них попадало. Я не отставал от неё в этом деле, Ленка мне очень нравилась, особенно её бритая и чистенькая пиздёнка, которую я нежно поглаживал, забираясь пальцами в её мокрую и горячую дырочку и размазывая всё что у неё там было по её анусу, щекоча его пальцами. Лена балдела от этих ласк и также как и я уже снова хотела секса. Перевернувшись, я устроил её на себе, снова начиная вставлять в её щелку свой член. Она рукой направила его в нужное место, приподнявшись и сев на корточки, лицом ко мне, стала насаживаться на него, ахая при каждом опускании. Через две минуты она уже "приплыла" первый раз, но темпа не сбавила, желая получить больше, продолжала насаживаться, а я, лаская её груди, целуя и покусывая их, помогал ей своими движениями навстречу. Минут через пять она опять кончила, с удивлением смотря, как я продолжаю движения. Я уже понял, что так мне не кончить, что надо сменить позу и сказал ей об этом. Лена сразу сошла со члена и ждала, что я предприму дальше. А дальше, положил ее на грудь, заставил раздвинуть ножки и приподнять свой симпатичный задок. Пристроился сзади, обнимая её за бёдра и снова вошёл в неё резким движением, отчего она охнула, оглянулась на меня и начала поддавать своим задком. Качнув раз двадцать и ощущая напряжение и пульсацию её влагалища, ухватил её за груди, навалился на спину, заставляя лечь и как бы нечаянно засунул выскользнувший из влагалища член в её попку, где замер, вжавшись, и начал сливать туда сперму. Лена вскрикнула при проникновении и внезапной боли, но так как я не двигался заполняя её попку и не ощущая больше боли, промолчала, считая очевидно, что я просто ошибся дыркой.

Так мы лежали минуты три, член обмяк и уже не мог причинить ей боль, а я не хотел его пока вытаскивать из ануса, давая ей время привыкнуть к новым ощущениям. Потом всё таки вытащил, встал и сделав удивлённое и глупое лицо проговорил:
- Ёлы - палы. Ты чего молчала, не сказала, что я не туда спускаю? Сейчас прийдётся идти и мыться, и тебе тоже. Оттуда же побежит. Вот ведь чертовщина. Неужели не поняла ничего?
- Как не поняла. Больно же сначала было, а потом боль ушла и стало даже приятно ощущать, как ты туда толчками сливаешь и боли больше не было. Я что, Лёша, теперь пидораска, да?
- Дура ты! Женщины не бывают пидорасками. Им можно в любую дырку давать, если нравится. Пойдем всё таки в душ. Помоемся. Сейчас там никого не должно быть. Я сам тебя помою, раз сам виноват.Идём.

Одевшись и взяв с собой мыло и полотенца, мы с Леной прошли в конец коридора, там она пошла сначала в туалет, а я прямым ходом в душевую, настроил воду и стал уже мыться, когда, на ходу раздеваясь вошла и она. Встав под душ и прижавшись ко мне грудкой прошептала на ухо:
- Знаешь, а меня пронесло. Так жиденько, но попу прочистило, легко так стало.- И рассмеялась. - Негодник ты всё таки. Давай мой меня, как обещал.

Слово сказано, надо делать. Я стал нежно поглаживая все её выпуклости и впадинки мыть её роскошное тело и мне это нравилось. Потом развернув и наклонив, вымыл с мылом её задний проход, засовывая туда намыленный средний палец и промывая водой. Лена тихо повизгивала и даже, балуясь, обжимала его анусом, смеясь при этом. Когда дело было сделано, я предложил ей трахнуть её в попу уже понастоящему. Она согласилась попробовать, я развернул её заставил упереться в стенку, слегка наклонясь, облил мыльной водой её анус и свой член, взялся за бёдра и стал вводить член в попу. На удивление он вошёл очень легко и я начал её трахать. Лена сначала только оглядывалась, пытаясь что то увидеть, потом стала постанывать и подаваться мне навстречу задком, часто задышав, замерла, насадившись на член, протяжно вздохнула и расслабилась, а я выплеснул в неё свою порцию.

- Здорово! Я кончила, значит, когда месячные или чтобы не "залететь", мне можно подставлять для этого дела свою задницу? - Спросила она.
- Можно, только чтобы было приятно тебе и напарнику, перед этим делом надо делать себе клизму, промывать прямую кишку от дерьма, а попу перед этим смазывать вазелином или кремом без спирта, чтобы не было боли и не разъедало там. А так, если понравилось, трахайся на здоровье. А сейчас присядь на корточки, чтобы сперма вытекла и снова я помою твой задок. Сделав всё как нужно, мы оделись и довольные друг другом пошли обратно в комнату. Ей на сегодня хватило и секса и экзотики, мне тоже, и посидев немного целуясь и щупаясь, распрощались и Лена, довольная всем, ушла к себе в комнату, а я устроился спать один.

За три недели было ещё многое. Я перепихнулся ещё с тремя нуждающимися в помощи, причём предложение о сексе было от них, а в один хороший вечер, ко мне в слезах прибежала Ленина подруга Люда. Её парень завёл себе новую девочку, а её "бортанул". Пришлось её долго успокаивать, благо что у меня оказалась при себе бутылка болгарского вина "Варна", пришлось пустить её в дело. В итоге Люда ночевала у меня и мы, хорошо потрахавшись, доставили друг другу много удовольствия. Она оказалась заводной девчонкой и вымотала меня до предела, пришлось после неё брать себе сексуальный отпуск на два дня. Но потом всё опять вошло в норму и почти каждый вечер я имел женщину. Сдав экзамены и получив задание к сесии, я уехал домой с хорошим настроением и воспоминаниями.


Первая зимняя сессия проводилась с первого декабря по двадцатое. На организационном собрании нас распределили по группам в двадцать - двадцать три человека, познакомили, точнее, представили нам преподавателей, поздравили с началом учёбы. Потом была беготня с рапределением по общежитиям и комнатам, получение постелей и т.п. Но к пяти вечера всё утрялось, все были устроены. Меня поселили в небольшую двухместную комнатку, в которой уже ютился один очник, молодой пацан, после армии правда, который даже обрадовался, узнав что мне уже за тридцать и сразу сообщил мне, что он здесь практически не спит, что у него в городе есть невеста, у которой он и проживает, здесь появился узнав про заезд заочников на сессию и теперь спокоен, что здесь будет всё как надо. Выговорившись, он забрал свою сумку и смотался, сообщив, что заглянет сюда в воскресенье, а комната в моём полном распоряжении. В нашу группу в семь человек, сохранившихся после сдачи вступительных экзаменов добавилось ещё пятнадцать человек, из которых пятеро были парнями, а остальные десять девушками и женщинами, молодыми конечно. Самым старшим, а их было трое, было по тридцать или чуть побольше, а парни все были после армии, т.е. двадцати - двадцати двух лет. Мне, как уже сообщалось, было тридцать три. Вечером все перезнакомились и организовали небольшую вечеринку в самой большой комнате, где устроились на проживание восемь женщин и девушек. Кто то отказался, не захотел, но собралось человек шестнадцать. семеро мужского пола, остальные женского.

Из моих бывших "партнёрш", не было только Люды и Лены, зато в наличии была Татьяна и уже посылала мне такие обворожительные улыбки, что мой "друган" поневоле приподнимал головку и напрягался. Кровати были сдвинуты к стенам, в середине установили и сдвинули два стола, появились и табуреты и стулья. Стол был накрыт моментально и все расселись вокруг него. Наполнились водкой и вином стаканы и стаканчики, все встали, одна довольно симпатичная дамочка сказала тост: - За начало учёбы, за знакомство и дружбу, которая соединит нас на эти два с половиной года! - Дружно похлопали в ладоши и выпили. Забыл сообщить, что Таня сидела и стояла рядом со мной, сияя счастливой улыбкой. Я тоже был рад ей и тому, что спать сегодня буду не один. После первой и второй, перерывчик небольшой После третьего полстаканчика, начали определяться симпатии, пары. Начались на небольшом пятачке импровизированные танцы под магнитофон. Потом столы с выпивкой и закуской отодвинули тоже в сторону, увеличивая место, на котором топталось почти всё "население" вечеринки. Пары танцевали, говорили, шептали что то друг другу, некоторые потом расходились и искали других партнёров для танцев, а может для чего то другого. Но парней было катастрофически мало. Кто то подходил к столам, закусить и выпить или наоборот, кто то, в основном женщины, делали вид, что веселятся во всю. Парни потихоньку исчезали, прихватив с собой какую то девушку или женщину и часа через полтора в комнате остались только те, кто не сумел завоевать себе пару, т.е. женское "население. Мы с Таней "исчезли" самыми последними, и конечно в мою комнату.

Ещё танцуя, Таня украдкой целовала меня, пыталась что то шептать, но там было слишком шумно и я только кивал головой, ничего почти не слышал. Зато здесь, едва я закрыл дверь на ключ, она повисла на моей шее и буквально зацеловала меня, говоря что очень сильно скучала по мне и вспоминала наши кувыркания на постели каждую ночь, даже плакала иногда при этом. Я тоже целовал и ласкал её выпуклости, но старался помалкивать, да и что говорить то. Дома у меня жена, красивая, любящая меня женщина, две дочери и сынишка, любимая работа. В общем вспоминать что то мне было просто некогда. Я конечно не против хорошего секса иногда и на стороне, но ещё я очень люблю свою семью и соответственно никогда её не брошу, ради какой угодно красотки. Это точно. К тому же мне нравились все женщины, с которыми я имел дела в постели и Таня была в их числе, но не более того. Вот так.

Она первой начала меня раздевать, стащив через голову полувер и рубашку, я снял с неё платье, оставив в бюстгалтере и трусиках, снял свои джинсы и туфли и тоже остался в одних трусах. Разобрав постель, снял и трусы, Таня тоже была уже голенькая и такая аппетитная, обняв её сзади, я ласкал её груди, пощипывал соски, целовал за ушками и шею. Она прижимаясь ко мне, пыталась ухватиться за член, упирающийся в её попку и спинку. Подталкивая, положил её грудью на стол, раздвинул коленом ножки и она сама направила член в свою уже мокрую пиздёнку, счастливо вскрикнув при его вторжении.
Уже знакомое влагалище приняло его, отозвавшись лёгкой дрожью и действо началось. Член как поршень в двигателе работал в её влагалище, из которого доносились звуки, при выдавливании сначала воздуха а затем смазки появившейся от этих движений, это были знакомые и приятные на слух звуки. Потом к ним добавились вздохи и стоны, а также мое частое и громкое дыхание. Стоны переросли во вскрики, затем раздались её яростный шёпот с моим именем, протяжный стон, почти переходящий в крик и мой удовлетворённый вздох, когда я начал вливать в неё свою сперму, перемешивающуюся с её обильно выделяющимися соками. Я почти лёг на её спину и сжимая груди кайфовал, она тоже расслабилась, лёжа на столе, но не отпуская моих ягодиц, за которые ухватилась заведёнными назад руками, когда её начала бить дрожь оргазма.

Покайфовав немного, я взял её на руки и перенёс на постель, уложил, сам устроился между приподнятыми и разведёнными в стороны ножками и начался второй тур любовной игры или ебли, называют по разному, но суть то одна. Мы снова продолжили трахаться. Для начала я немного придавил её своим телом, чтобы почувствовать его и дать возможность Тане войти в предложенный ритм, затем разгрузил, приподнявшись на локтях и заставив обнять меня ногами и руками и дальше всё происходило согласованно и страстно от первых толчков и до последнего крика радости, совместного вжимания друг в друга. И действо и совместный оргазм были продолжительными и принесли нам обоим большое наслаждение. Я устал, так как довольно долго прощался дома с женой в постели, плюс секс с Таней, поэтому, сказав ей, что немного "приболел" и больше сегодня ничего не смогу, поцеловал её, немного потискал за грудки и попку и посоветовал поспать. Таня поняла и обняв меня устроилась на моём плече и вскоре тихонько похрапывала. Немного позже уснул и я.

Утро началось соответственно с секса, да и как же иначе, если рядом, почти под тобой, лежит красивая женщина и заводит тебя, поглаживая и поддрачивая член, и целует к тому же тебя. По моему тут никакой мужик не устоит, и конечно же я постарался на славу, заставив её дважды кричать от удовольствия. Потом мы встали. Я по привычке сделал небольшую зарядку и пошёл умываться, Таня ушла в свою комнату вполне удовлетворённая. Потом были занятия в аудиториях, перекуры с анекдотами и смехом. Ко второй паре занятий появились Люда и Лена, которых зачислили тоже в нашу группу. Увидев меня, они прокричали:- Ура! - и кинулись обниматься и целовать меня. Парни из нашей группы смотрели и покачивали головами, потом высказались: -Дед, а ты оказывается пользуешься большим спросом у наших женщин. Интересно, с чего бы это?
- Ну, я помогал им немного на подготовительных и при сдаче экзаменов. Им это видно и нравится.
- А чем они с тобой расплачивались? - На этот вопрос я не стал отвечать, пожав плечами с серьёзным лицом и видом, парни конечно всё поняли, немного похохмили, но идиотских вопросов больше не задавали. В общем студенческие будни, а выходных у нас не было из за большого объёма информации, которую мы должны были усвоить и даже кое что запомнить. В конце каждой сессии сдавались своеобразные экзамены, и лишь потом выдавались домашние задания для следующей сессии. А к лету нам надо было ещё подготовиться и к курсовой работе, чтобы перейти на следующий курс. Мне немного трудновато давалась высшая математика, всё остальное было легче, так как многое было уже знакомо по работе. Несмотря на трудности жизнь шла своим чередом. Молодым парням и девчонкам, а так же и более старшему поколению, после трудного учебного дня требовалась отдушина и любовь конечно.

Любовь и секс в общежитии процветали. Одним требовалась помощь для учёбы, другие её оказывали и хотя платы не требовали, но она отдавалась в виде секса, иногда любви, но всегда по согласию. Насилие не приветствовалось и его не было при интимных отношениях. К тому же женщин училось гораздо больше чем мужчин, а в технических, да и общих предметах парни разбирались гораздо лучше и быстрее чем женщины. К середине сессии уже определились кто у кого консультируется и кто с кем "дружит". Создались отдельные группы, в которых были один -два парня, остальные пять или шесть, женщины. Была группа и из четырёх женщин, которые хотели быть верными своим мужьям и решали свои проблемы сами, им это удавалось, потому что одна из них была действительно умная женщина и до всего доходила своим умом, помогая и остальным. Но это был эсклюзив, единственный случай, как сказал один из преподавателей, которые о многом догадывались и многое знали по своей долгой практике. Да жизнь шла. У меня тоже создалась группа в которую входили две подружки Люда и Лена, Татьяна соответственно и моя одногодка Ирина, тоже самая "старая" из женщин. Она была на целый месяц старше меня, родилась в марте, накануне женского праздника.
Что и говорить конечно не каждое занятие или консультация заканчивались постелью. Я то был один, но всё таки приходилось девчонок да и женщин удовлетворять. Люда с Леной даже ссорились иногда, кому со мной остаться, но в основном мы жили дружно, даже Таня примирилась с тем, что она у меня не единственная, был правда разговор и я объяснил ей, что кроме их всех, у меня ещё есть жена и детишки, которых я очень люблю. Остальные тоже об этом знали. Однажды, в субботу из за болезни преподавателя, у нас оказалось много времени. Непонятных вопросов тоже не оказалось и я решил просто помотаться по городу. Собрался, оделся потеплее и никому ничего не сказав, ушёл.

Настроение было отличное, от нечего делать заходил в понравившиеся магазины, что то смотрел, о чём то спрашивал продавцов, уходил, ничего не купив, просто тратил свободное время. Неожиданно меня окликнули, я оглянулся, а находился в Пассаже, где всегда много людей, ища взглядом, кто это меня окликнул, а может и не меня совсем. Не увидев никого из знакомых, двинулся дальше на второй этаж, чтобы побродить и там маленько, посмотреть что нибудь.
- Да Лёша же! Ты чего так спешишь? Не угнаться за тобой. - Раздался знакомый женский голос и рядом со мной остановилась Ольга, та женщина у которой была своя группа. Выглядела она эффектно: средней длины шубка из норки, шапочка под цвет и сапожки на высоких каблучках, отчего она казалась высокой.
- Здравствуй Оля! Никуда я не спешу, наоборот трачу вот своё свободное время. Устал я, всё время общежитие да аудитория, отвлечься немного решил. А ты как тут? Что то купить хочешь?
- Да нет, собралась съездить проверить квартиру у сестры, её в командировку на месяц в Новосибирск послали по работе, а она узнав что я здесь хотела чтобы я пожила пока у неё, но далековато, на ВИЗе, добираться оттуда долго, я отказалась, но пообещала присмотреть, цветы там поливать и прочее. А сюда зашла увидев тебя, захотелось с тобой немного поговорить, а ты даже не отозвался, когда окликнула.
- Так народу же много, я тебя не разглядел в толпе, подумал, что кого то другого окликнули. О чём говорить то хотела? Что нибудь срочное или просто душу отвести?
- Скорее второе. - Сказала Ольга, беря меня под руку. - Вот так лучше, не потеряемся. А у тебя нормальный видок, не подумаешь даже, что четырёх красоток обслуживаешь. Здоров ты однако. Ну и как тебе девочки? Они то явно тобой довольны. Выйдут из твоей комнаты, сияют, только что не поют ещё от радости. Не надоели ещё, не приелись? - Я остановился, повернулся к ней.
- Оля, для чего ты этот разговор затеяла? Я же не лезу к тебе в душу, не подсмеиваюсь над твоей верностью мужу, как другие. И вообще, я живу своей жизнью, ты своей. Зачем тебе это всё?
- Именно этим ты мне Лёша и нравишься, что живёшь своей жизнью. Любишь свою жену и детей, но и другим радость удовольствия даёшь. Хотя, если честно, то к тебе льнут самые красивые девчонки. Это все знают и завидуют тебе. Я тоже.
- Что тоже? Завидуешь мне? Но почему? Уж тебе то я не давал для этого повода. Можешь мне не верить, но лично тебя, я не променял бы на этих красоток. К тому же ты знаешь, что я помогаю им учиться и мне в общем то не особенно нужна их эта "оплата" своим телом. Они сами хотят этого, у каждой какие то проблемы по этому делу и, по силе возможностей, я немного помогаю им и в этом плане. Ты же очень красивая женщина, молодая к тому же. Какая может быть зависть у тебя лично. Давай, говори, раз начала.
- Эх, Лёша. - Ольга вдруг уткнулась лицом мне в плечо и заплакала. Я осторожно обнял её и отвёл в уголок лестничной площадки, чтобы не мешать проходу идущих людей.
- Что то случилось Оля? Если хочешь расскажи, облегчи душу, может и правда чем нибудь и сумею помочь тебе, а если нет, то хоть выговоришься, лече станет. А за меня не бойся, я не болтун.
- Нет, только не здесь, Лёша, поедем к сестре на квартиру, там я тебе всю свою душу выложу. Пожалуйста, Лёша! Мне и действительно может потребоваться твоя помощь. Не знаю пока в чём.
- Ну хорошо, хорошо. Поедем, только успокойся, не плачь пожалуйста.
Ольга взяла меня опять под руку и всё ещё шмыгая носом, повела из Пассажа на улицу к остановке. Через неколько минут мы сели на трамвай и, проехав четыре остановки, сошли и направились к стоящей неподалеку девятиэтажке. Квартира сестры была на третьем этаже, поэтому поднялись по лестнице, Ольга открыла дверь и мы вошли в малометражную двухкомнатную квартиру, дверь закрыли, и сняв обувь, и раздевшись, прошли в большую комнату.
- Ты посиди пока Лёша, а я чего нибудь сготовлю. Покушаем и поговорим. Хорошо?
Я молча кивнул и она ушла на кухню, а я включил телевизор и пытался настроить его, но на всех трёх каналах показывали что то мямлившего и жующего свои губы т. Брежнева Леонида Ильича, поэтому снова выключил телевизор и занялся разборкой большой вертикально стоящей стопы грампластинок. Выбор и увлечение хозяйки, мне понравился. Тут было много эстрады с нашими ВИА, подборка песен В. Высоцкого, наших звёзд Ротару, Пугачевой, Толкуновой и т. п., а также подборка зарубежной эстрады. Был так же диск с моим любимым певцом из Франции Джо Дассеном. Его я и выбрал и поставил, включив проигрыватель. Зазвучала мелодия из Люксембургского сада. Устроившись в кресле я с удовольствием слушал и проворонил, когда Ольга позвала меня.
- Лёша, иди сюда, я всё приготовила. - Ещё раз, громче проговорила она, я поднялся и прошёл на кухню. Стол был уже накрыт. В середине красовалась, ещё никогда не пробуемая мной, бутылка "Виски", разложеная по тарелочкам под стать ей закуска, икра красная, балык, нарезанная тонкими кружками полукопчёная колбаса, грибки, рыжики по моему, и огурчики. Закуски было явно многовато для двоих, но рюмок было именно две. Я покачал головой, смотря на эту роскошь, и сел на предложенный стул. Ольга расположилась напротив. Открыл бутылку, разлил по рюмкам, подал одну Ольге, вторую поднял сам.
- За что пьём Оля? - Ласково спросил я, посмотрев на умывшуюся, подкрасившуюся и немного разрумянившуюся от волнения Ольгу.
- За то, что мы вот так встретились и может быть поймём друг друга. Я рада видеть тебя здесь. И всё.
Мы соприкоснулись рюмками, раздался тихий мелодичный звон. И выпили. Виски оказалось приятным на вкус и довольно крепким. Сели, стали закусывать деликатесами.
- А теперь рассказывай. - Сказал я, снова наполняя маленькие рюмки.

Теперь расскажу, всё тебе выложу, что накопилось, с подробностями, которые не рискнула бы рассказать кому нибудь ещё, а ты выслушай не перебивая, а потом реши нужно что то говорить или нет.
Я, Лёша, выросла в довольно бедной семье. Отец работал на заводе слесарем, мать швеёй в доме быта. Пища у нас была всегда, а вот со всем остальным были проблемы. Я была старшей, а ещё есть брат, младше меня на два года. До шестнадцати лет жили хоть и бедновато, но перебивались всё таки.
Когда мне было уже шестнадцать, по дурацки, попал под машину и погиб отец. Схоронили, помогли родственники и тот шофёр, который сбил отца, хотя виноват был отец. Выпивший, хотел перебежать дорогу в неположенном месте на перекрёстке и попал. Водитель тот оказался хорошим человеком, переживал очень, даже поседел местами. Помог с похоронами и потом мамке иногда денег подбрасывал, та не брала, а он сунет ей в карман и уйдёт, а мать плачет потом. Кольке, брату исполнилось четырнадцать, он закончил восемь классов и поступил в ПТУ на токаря учиться. Там они при форме и на всём готовом, разгрузил в общем немного мать, которая работала на двух работах. А я училась уже в десятом классе, занималась художественной гимнастикой, когда случилось это самое.
Я шла вечером в одиннадцатом часу с занятий, задержалась с тренировкой, не получалось как надо у меня одно упражнение. Идти надо было через небольшой лесок, про который ходили нехорошие слухи. Я уже почти прошла его, оставалось метров двадцать - тридцать, когда меня схватили, зажали рот, приставили к боку у сердца нож и куда то потащили. В сентябре уже в это время темно и я ничего не видела. Потом меня положили на какой то низкий стол, задрали подол платья, стащили трусы и на меня навалился кто то пахнувший перегаром и табаком. Сильная раздирающая боль, и я отрубилась, так говорят. Их было четверо, трое держали за руки и ноги, четвёртый насиловал, ебал, так тоже говорят. Когда, опять же от боли, пришла в себя, крикнуть не могла, в рот мне затолкали мои же трусы, двинуться тоже не могла, держали крепко. По сколько заходов они сделали, я не знаю, приходила в сознание урывками и снова проваливалась в беспамятство. Очнулась я там же, где меня перехватили, почти на опушке леса. Кое как поднялась и на подгибающихся ногах дошла всё таки до дома. Когда шла было такое чувство, что за мной подсматривают, наблюдают. Пришла, дома никого. Брат в училище, мать полы моет на работе и приходит после двенадцати. Пошла в ванную, вымылась хорошенько, постирала всё грязное и немного поев легла спать. Спала как убитая. Разбудила мать, уходя на работу в восьмом часу.

Рассказывать о том, что со мной случилось никому не стала. Закончила школу, получила аттестат с серебряной медалью. Решила поступать в институт, когда появился он, высокий, кудрявый, красивый и стал ухаживать за мной. Носил цветы, дарил маме духи и всякие побрякушки. Было ему тогда двадцать пять лет, мне исполнилось восемнадцать. Отец у него директор какого то, до сих пор не знаю какого, предприятия, а сам он учился уже в аспирантуре при институте черных металлов. Мне он нравился, но я не любила его, а ему загорелось жениться. Уговорили они с мамой меня, и так я оказалась замужней.
Первая брачная ночь мне запомнилась навсегда, именно тогда я узнала кто такой мой муж. Когда отшумела свадьба, где он был сама нежность, и нас увели в нашу спальню, а все ушли пировать или допивать дальше, он преобразился. Куда только девались его нежность и даже красота. Он разделся и велел раздеться мне, потом подошёл и сказал:
- Ну что ж красавица жена, о том что ты не целка я знаю слишком хорошо, поэтому, чтобы ты не забывала, кто ты есть, повторим пройденное.
Он силой уложил меня на низенький стол, раздвинул коленками мои ноги и с рычанием, которое я сразу вспомнила, всадил в меня с размаху свой член. Как тогда, в лесу, меня опять пронзила резкая боль и я потеряла сознание. Пришла в себя ощущая на себе вес его немалого тела и саднящую боль во влагалище. Больше сознание не теряла и ничего кроме саднящей боли и дискомфорта не ощущала. Он кончил опять же с рычанием, как зверь и поднялся с меня.
- О! Я ещё раз сломал тебе целку, у тебя опять кровь сучонка. А ведь в тот раз мы оттрахали тебя по два раза, неужто заросло? Ладно. Теперь ты моя официальная жена для выходов в свет. Трахать у меня есть кого, но иногда и тебе придётся меня потерпеть. Поняла. Деньги у тебя будут всегда, вытащишь из той дыры мать и пристроишь работать в какое нибудь престижное место, сама работать не будешь. Если узнаю, что гуляешь на сторону, или убью, или сделаю нищей попрошайкой.
- Зачем? Зачем ты женился на мне после того как изнасиловал? Зачем это тебе нужно? Отпусти меня.
- Зачем? Да просто ты очень красивая сучонка, а такой красивой жены нет ни у одного моего знакомого, из занимающих приличный пост или место. Я же сказал, что ты будешь женой для выхода в высшее общество, сопровождать меня куда надо, где надо и когда надо, улыбаться очаровательной улыбкой, говорить к месту умные слова, иногда меня обслуживать. Всё. Приводи себя в порядок, лежи и думай или спи, а я пошёл веселиться и сообщить так же обществу, что моя жена была целкой.

Вот так началась моя жизнь замужем. Эту ночь, после его ухода, я плакала и в тоже время обдумывала своё положение. Бросить всё, уйти и стать нищей не хотелось, кроме того у меня есть мать и брат, которые тоже будут нищими, как он обещал. В общем всё обдумав, я решила смириться пока со своим положением, а уйти тогда когда у меня будут свои деньги, возможность работать и независимость от него. Как это сделать я тогда не знала и решила присмотреться, а потом действовать.

В деньгах я действительно перестала испытывать нужду, помогала маме и Кольке, который сейчас служит в армии, уже по контракту и не нуждается в моей помощи, да и за себя может постоять. Маму я отправила к её сестре, купила ей там квартиру, она сейчас уже на пенсии и тоже недосягаема для моего мужа. У меня, в другой стране, открыт валютный, пока небольшой счёт, о котором он тоже не знает.
Как он разрешил мне учиться в этом техникуме, я до сих пор не пойму, но разрешил и я учусь. Не знаю только пригодится ли это мне когда нибудь. Даже отсюда, если ему надо он выдергивает меня на день -два, чтобы я сопровождала его на какой нибудь банкет или презентацию чего то. Сам он занимает какой то пост по партийной линии в администрации города. Ну вот и всё пожалуй, добавлю только, что за четыре года, что я замужем, он спал со мной тоже раза четыре, не считая тех случек, когда он был пьяный и трахал меня всё на том же столе. Боли я правда больше не испытывала, но и не испытала так же за всю свою жизнь ни одного оргазма или удовольствия, как их описывают в женских романах.

Ольга замолчала, я тоже молчал, совершенно не представляя, чем я могу ей помочь. Связываться с партийной властью не имело никакого смысла. Это я знал точно. Сам я беспартийный, хотя меня уговаривали вступить в ряды коммунистической, но слишком хорошо знал их методы работы, возможности и все преимущества перед остальными, поэтому всячески отговаривался, говоря что считаю себя недостойным и прочую белиберду, и от меня отступились и партия и профсоюзы, предлагающие мне пост профорга и даже выше.
- Лёш. Ну что ты обо всём этом думаешь? Как мне быть со всем этим дерьмом, затянувшим меня?

- Хорошо. Выслушай теперь меня, не перебивай тоже, договорились? Ты умная, красивая и волевая женщина. Действительно сейчас находишься в дерьме по самые уши, однако держишься на плаву и это уже хорошо. Ты не потеряла чувство справедливости и хотя тебе приходится подлаживаться, прикидываться, оно у тебя сохранилось. Ты обладаешь к тому большой добротой и ответственностью, не улыбайся а слушай. Мне тоже пришлось, в своё время, натерпеться от таких вот коммунистов, и я их ненавижу всей душой, не всех конечно, есть и настоящие коммунисты, верящие и в идеи и в высшую справедливость, их держат, терпят, потому что нельзя всем быть такими тварями, разоблачат быстро. Но я верю, что довольно скоро, ещё при нашей жизни, всё перевернётся и коммунисты будут отброшены от власти уже навсегда. Как и когда это произойдёт я не знаю, но это будет. Тогда ты сможешь избавиться и от мужа и от дерьма, в которое он тебя затащил. Ты молодец, что убрала из под удара мать и брата, хотя я думаю они ведь даже не подозревают об этом и может даже гордятся, что ты хорошо пристроена. Это ведь так? Молодец ещё раз. Ты ведь как и я безвозмездно помогаешь в учёбе своим сокурсникам, и это твоя доброта и ответственность. Мой совет такой, живи пока как живёшь, откладывай деньги в валюте, они тоже скоро будут в цене. Поверь мне, быть богатым не плохо, а наоборот хорошо, а у нас пока богато живут только избранные, с которых и спросить то нельзя, откуда появилось это богатство, а остальные только кое как существуют. Поверь, изменится всё. Теперешних идолов смешают с грязью, но наверняка вылезет какое то другое дерьмо, хорошо уже то что всё изменится. Многие, возможно и твой, постараются перекраситься, подстроиться под новое, но веры им уже не будет. Вот видишь, я уже предсказателем становлюсь. Сейчас о тебе. В настоящее время ты уже смело можешь изменять ему, особо не афишируя это. Влюбись в какого нибудь пацана и думаю, если он тоже будет тебя любить, то ты получишь и так желаемые тобой оргазмы и вообще массу удовольствий. Вот и всё.

- Лёша, а как мне быть если я уже влюбилась, а ему это не надо?
- Присмотрись, влюбись в другого, желательно холостого и всё получится.
- Дурак! Не хочу я другого, я тебя хочу, только тебя! Неужели ты не понял этого?
- Знаешь, чтобы переварить твои слова, надо прочистить мозги и выпить виски. - Сказал я разливая по рюмкам. - Ты мне тоже нравишься, но я могу быть только любовником тебе, не более. - Я выпил рюмку, налил ещё одну и снова выпил. Ольга со своей невыпитой рюмкой подошла ко мне.
- Наливай ещё одну, будем пить на брундершафт и целоваться. Дурачок, я же не собираюсь за тебя замуж, не прошу, чтобы ты бросил свою семью. Я просто хочу почувствовать себя любимой и желанной.

Мы выпили, потом долго целовались и это было что то, хотя целоваться она совсем не умела.
- Лёша, мы ведь можем здесь заночевать или ты не хочешь, рвёшься к своим красоткам?
- Ну уж нет. Сегодня мне кроме тебя уже никто не нужен. Да ты просто издеваешься надо мной. Тебе не кажется, что здесь немного жарковато и пора кое что лишнее снять? - Спросил я усмехаясь и она тут же сняла своё роскошное платье, оставшись в трусиках и бюстгалтере.
- И как я выгляжу в таком виде? Значит нормально, а почему ты одетый. - Сказала Ольга подходя и стягивая с меня пуловер и рубашку. - Тельняшка тоже не нужна и брюки явно сейчас лишние. Тебе помочь? Или сам справишься?
- Помогай, раз начала, да не рви ты мой тельник, это самый любимый. Вот, а теперь расстегни брюки. Всё, я в таком же виде почти как и ты. Кстати бюстгалтер сейчас выглядит лишним, повернись, помогу.
- А у тебя трусы кое кому мешают, гляди как вздыбился, сними, а то порвет любимые трусы.
- Да, твои трусики конечно не порвутся от спрятанного, но они уже мокрые внизу, тоже снимай.

Пару минут мы разглядывали друг друга. Я любовался её красотой, волосами, распущеными по плечам, цвета спелой ржи, большими округлостями грудей с радостно топорчащимися сосками, почти плоским животиком, красивыми бёдрами переходящими в длинные ножки. Такой красивой женщины у меня ещё не было. Сошлись, обнялись, крепко прижавшись телами. Я услышал как часто бьётся её сердечко, а её шелковистые волосики на лобке обволакивали мой член, прижатый к её промежности.

Подняв её на руки, понёс к широкой софе, стоящей у стены, положил, лёг рядом и начал ласкать, целовать это шикарное тело. Начал с губ, захватив их и втянув слегка в себя, посасывая, раздвинул их языком и проник в её ротик, встретился и обласкал её язычок. Целовал пока она протестующе не задвигала головой от нехватки воздуха, оторвался от губ и перешёл на шейку и за ушками. Отдышавшись, Ольга простонала: - Лёша, что ты со мной делаешь? Внизу уже такая сладостная боль. Ах!
От шеи и за ушками, перешел к таким красивейшим, мягким и упругим одновременно грудям, процеловывая каждый сантиметрик, потом добрался до сосков, засасывая их, покусывая и целуя. Ольга начала извиваться подо мной, поднимала задок, ласкала всё моё тело, не забывая и про "орудие", но я не спешил опускаясь постепенно всё ниже и процеловывая и поглаживая её животик, пупок, добрался наконец и до лобка, покрытого короткими и шелковисто мягкими волосиками. Ножки раздвинулись сами, открыв розовые лепестки уже липкие и вкусные, разделил их языком, ощущая их влажность, и впился губами в торчащую горошину клитора, сразу увеличившегося в размере.

Ольга закричала и забилась в своём первом за всю жизнь оргазме, а моё лицо покрылось её выделившейся влагой, которую я с удовольствием осушил, слизал своим языком и забрался им в её щелочку, то проталкивая его вглубь, то вынимая и вновь целуя и лаская клитор и всю щель. Второй оргазм последовал буквально через минуту. Ольга снова кричала, к тому же вжимая в себя мою голову. Слизав вторые выделения, я оторвался от её расщелины и поднялся. Она раскинувшись лежала почти без сознания, по щекам текли слёзы, чтобы дать ей прийти в себя, я сходил в ванную и умылся, затем вернулся обратно. Ольга лежала уже на боку и как то виновато улыбалась мне. Я прилёг рядом и обнял её.

- Тебе было хорошо, милая? - Она опять заплакала, уткнувшись мне в грудь.
- Мне... Мне было не просто хорошо... Я побывала на седьмом небе, где существует только счастье. А ведь ты даже не притронулся ко мне своим орудием. Теперь я понимаю твоих девчонок, которых от тебя не оторвать и буксиром. Ты... Ты.. Я не знаю что сказать. - И она опять всплакнула. - Я о таком даже мечтать не умела. Не знала просто, что так может быть.
- Успокойся Оленька! Я знаю, что ты будешь ещё счастливой и просто помогаю тебе в этом. Ты очень сексуальна и эммоциональна к тому же. Сегодня же хочу, чтобы ты испытала счастливые мгновения со мной. Будь раскрепощённей, поверь что это любовь, а не насилие, на котором ты немного зациклилась и всё будет просто отлично. Никакой боли, только удовольствие, ты это сможешь, и всё получится.
- Какой ты хороший, Лёшенька! Я люблю, люблю тебя. А ты любишь только свою жену и детей.
- Неправда. Сейчас мне хорошо с тобой и я люблю только тебя. Забыл на время про остальное.
- Лёш, твой же торчит как кол, ему тоже хочется удовлетворения.
- Конечно. И он его надеюсь, получит. А сейчас пойдём обмоем твои первые оргазмы и просто выпьем.

Мы встали и голые прошли к столу, где выпили по две маленьких рюмки виски. Ольга села мне на колени и обняла, а я взял в руки её, так нравящиеся мне груди, сжимая и поглаживая их.
- Простыми прикосновениями ты доставляешь мне радость и удовольствие. Поцелуй меня ещё, я ведь совсем ни с кем не целовалась и наверное не умею делать этого. А от твоих поцелуев я млею, плыву.
- Повернись и сядь ко мне лицом, я хочу не только целовать тебя.

Стул был низкий и подходил для того, что мне хотелось. Ольга послушно выполнила мою просьбу и села мне на колени, раздвинув при этом свои ножки. Её плоть соприкоснулась с моим напряженным членом и впустила его в себя. Ольга, широко раскрыв глаза, смотрела как член исчезает в её влагалище. Я на стуле, немного подался вперёд, и член вошёл до конца. Она счастливо засмеялась и немного приподнявшись, снова опустилась, насадившись на него.
- Ты именно этого хотел? Да? Мне нравится так. Ну поцелуй же меня и я начну себя доводить до сумасшествия, я уже ощущаю его начало. О-о-о! - После поцелуя она начала двигаться, а я, взяв её за бёдра, стал помогать ей в этом.
- Ну ты придумщик! А как хорошо! Ах! - Её движения всё ускорялись и мой изнывающий в её тесной и горячей дырке член был готов уже выплеснуться, когда она задрожала всем телом, вскрикнула и насадившись до конца, буквально вжалась в меня. Влагалище запульсировало, крепко обжимая его, и сперма тоже вырвалась, заполняя её плоть и стекая на мой пах. Крепко прижавшись и впившись в мои губы, она явно кайфовала, медленно приходя в себя.

Не разъединяясь, я встал, подхватив её за бёдра, и уложил на софу, всё также оставаясь в ней. Она тоже не хотела меня выпускать и обвила ногами мои бёдра. Мы целовались и у неё уже начало это получаться гораздо лучше, она быстро училась любви. А не полностью удовлетворённый член опять твердел и наливался силой и я начал, медленные сначала, толчки в ней. Она подхватила ритм и вскоре мы уже трахались по настоящему, всё чаще и резче входя и обволакивая друг друга. Раздался первый победный крик Ольги, но я не снижал темпа и она восстановившись, снова подхватила его. Лишь на третьем её оргазме мы пришли к общему наслаждению. Лежали ощущая себя друг в друге, потом раскинувшись на спинах, отдыхали.

Повернувшись ко мне боком, она долго рассматривала мой спокойно лежащий на бедре член, потом погладила его ладошкой, зажала, охватив его, в ней, немного подвигала, сдвигая кожицу, потом приподнялась, усевшись на попку, наклонилась и взяла его в ротик. Член отреагировал на такую ласку мгновенно, Ольга засмеялась, увидев как он топорщится и снова насадилась уже впуская его в рот почти наполовину. Я молча наблюдал за её действиями, не мешая ей. Она целовала и посасывала его, доводя до кипения. Я не смог больше сдерживаться, и положив ей на голову ладонь, помогал своему другану глубже входить в этот ротик. Своего она добилась и сперма первого выплеска оказалась в её ротике, остальное выплеснулось на её лицо. Проглотив попавшее в рот, она подняла заляпанное лицо и смеясь сказала: - Мы в расчёте. Я накормила тебя, а ты меня. - И убежала умываться, где видно решила сразу и помыться маленько, так как зашумел душ. Такого неравноправия я стерпеть не мог, и тоже отправился вслед за ней. Перешагнув, встал в ванну и обнял её сзади, сразу берясь за груди.
- Ах! Лёшенька! А я думала прийдёшь ты или нет. Ты услышал мои мысли?
- Нет. Я просто не мог стерпеть такого неравноправия. Ты значит моешься, а мне необязательно. Поэтому и пришёл. Вместе ведь лучше, правда? Давай я буду тебя мыть.
- А потом я тебя, согласна. Мой, милый, хороший, любимый.
Нежно, ласково я наливал на неё шампунь и растирал его по этому красивейшему телу, потом водой и ладонями смывал. Ольга балдела от моих манипуляций, поворачиваясь и подставляя все свои прелести. Я тоже балдел, а член уже снова был готов к сексу. Смыв с неё всю пену и ополоснув водой, развернул её и приник к грудям, целуя и покусывая соски и оглаживая попку.
- Лёш, а он у тебя опять стоит, хочет меня. Может прямо здесь как нибудь трахнешь меня. Я не против.
- Если хочешь, то можно и здесь. Разворачивайся задом, немного наклонись и упрись руками в стенку.
Выполнив моё пожелание, она оглянулась посмотреть, как я пристраиваюсь и вставляю своего в её щель.
Ойкнула, когда он ворвался в неё, а я, взяв её за бёдра стал вколачиваться, вскоре и она подстроилась под мои толчки, и тоже подавалась мне навстречу, уже не ойкая, а радостно вскрикивая.
На мою спину лилась вода из душа поэтому может быть на этот раз я кончил вместе с ней, почти лёжа на её спине и вновь лаская её грудки. Пришлось ей снова подмыться, сполоснулся и я. Обтеревшись полотенцами мы вернулись в комнату, она на моих руках. Ольга притащила два халата и надев их сели за стол, немного проголодавшиеся. Выпив по рюмке, "подмели" почти всё, что было на столе, она достала ещё бутылку виски, но мне пить уже не хотелось и она убрала её обратно.

- Лёша, а мы спать сегодня будем? Время уже почти двенадцать почи. Давай я приготовлю постель и пойдём туда продолжать или спать, там видно будет.
- Я хотел предложить тебе тоже самое, но постеснялся, вдруг не так поймёшь.
- Я же чувствую Лешенька, что тебе на сегодня уже достаточно. Да и мне тоже. Пойдём отдыхать милый.

Она разобрала в спальне постель и мы легли обнявшись и ласкаясь, нам было хорошо вдвоём.
- Я завела будильник на семь, успеем?
- Попробуем успеть, какое у тебя ощущение после сегодняшнего вечера, Оленька?
- Я счастлива Лёшенька и благодарю ту случайность, что помогла нам сегодня встретиться. Спасибо мой любимый человек. Я не буду ревновать тебя ни к жене с детьми, ни к нашим девчонкам. Ты добрый и действительно умеешь сделать женщину счастливой. Пусть всё будет так как есть. Но я хочу повторения
сегодняшнего вечера. Ты сможешь выбрать время для меня лично?
- Конечно хорошая моя, мы ещё не раз будем вместе. Я тоже хочу повторения. А сейчас спи, Оленька.

На следующий день мы опоздали на целую пару занятий, хотя проснулись и вовремя. Ольга после сна была такой аппетитной, что я не смог удержаться и навалившись на неё на кровати, сразу вошёл до конца. Она как будто ждала этого и, радостно вскрикнув, взяла меня в плен своих рук и ног, отвечая на толчки и целуя меня. И в меня будто бес вселился, я не вытаскивая из неё члена, сделал четыре захода, всякий раз доводя её до оргазма, а то и до двух. После такого сумасшедшего секса мы отдыхали, подсмеиваясь над собой, с полчаса и только потом, помывшись и немного перекусив, поехали в техникум. Она ушла с остановки первой, я только через пятнадцать минут. Мы были в разных группах и никто ничего не заподозрил. Я сказал, что встретил товарища, выпили с ним и я у него просто проспал.

Вечером позанимался с девчонками и женщинами, но от секса отказался, сказав, что немного перепил вчера, болит голова и в сон клонит. Претензий не поступило и я пораньше завалился спать, чего действительно очень хотел. На следующий день был как огурчик и вечером "обслужил" двоих, Лену и Ирину, которая хоть и была в возрасте, но в сексуальных делах остальные ей и в подмётки не годились.
К тому же она была очень весёлая и контактная женщина и только она одна догадалась, что я был с Олей
Лена была в своём обычном настроении и с ней пришлось делать два захода. Сначала в передок, потом в задок, что ей очень нравилось. Что ж, каждому своё. Людка искала себе нового ёбчика и на меня особо не претендовала, иногда правда врываясь как метеор и доводя меня до полного упадка сил, но такое становилось всё реже и для меня лучше конечно. С Таней мы перешли к двухразовому траханью и это тоже меня устраивало. С Ольгой за неделю встречались в техникуме несколько раз, здоровались, перемигивались и расходились, но в субботу она спросила: - Когда?- На что я тоже спросил: - Где?
Можно там же, но когда?- Я подумал и сказал: - Может лучше сегодня у меня, девчонок я разгоню и часов с десяти вечера буду один. Как смотришь на такое предложение. - Она тоже задумалась потом согласно кивнула и сказала: - Хорошо в половине одиннадцатого я прийду.- И прошла дальше.

После обеда нам объявили, что завтра, т.е. в воскресенье, занятий не будет. Все прокричали: -Ура! Девчонок не надо стало разгонять, так как все разъехались кто куда. К родственникам, знакомым. Подошедшая Ольга сказала:- Давай поедем туда прямо сейчас, - и я был рад такому предложению, потому что общежитие, оно и есть общее житие, а на квартире где никто тебе не может помешать, всё таки лучше. Одевшись Ольга ушла на остановку, я через пару минут тоже. Встретившаяся Ирина, озорно подмигнула мне и кивнула головой. Мы сели в один трамвай на соседние сидения и обнялись.




⇑ Наверх ⇑


 (голосов: 0)
Похожие публикации:
Оставлено комментариев: 0
© 2012-2016 Информационный портал rfSex.ru.
На нашем сайте Вы можете почитать эротические рассказы, вопросы о сексе, а также насладиться частной эротикой!
И еще у нас есть форум о любви, форум о сексе, форум о взаимоотношениях.