Прежде, чем расстаться


Благодаря шампанскому, застолье завершилось общим весельем.

Лаура устроилась на коленях Николя и приткнулась головой к его плечу. Тот нежно поцеловал девушку в губы и подбородок, после чего перешел на ее плечи и верх груди. И одновременно, рука Николя скользнула под юбку, медленно поднялась вверх и остановилась на теплом животе. В это время вернулась Миа, отлучавшаяся для вечернего туалета.

- Не буду вам мешать, голубки. Только заплету Лауре на ночь косы, с вашего позволения.

Девушка села рядом с ними и молча взялась за дело. Затем она поцеловала подругу в лоб и пожелала паре спокойной ночи.

- Ты спать где будешь? - спросила у подруги Лаура.

- Пожалуй, здесь.

И Миа улеглась на диване.

"Голубки" встали со своего места и подошли к ней. Некоторое время они молча стояли возле дивана, глядя на девушку. Затем Николя, на глазах у Миа, снял со своей "голубки" блузку, под которой больше ничего не было, и тут же взялся за юбку и трусики, после чего остававшиеся на Лауре вещи полетели на пол, опутывая ее лодыжки.

У остолбеневшей от увиденного Миа округлились глаза.

Пара встала на колени перед диваном, и Лаура начала приводить Миа в чувство:

- Ты ведь знаешь, я не жадная, напротив - всегда рада поделиться с тобой чем угодно... Вот и Николя выразил свое согласие достаться нам обеим. Так что, тебе еще радоваться надо, ведь все это стало возможным благодаря твоему неповторимому шарму!

Сопровождая свои слова мягкими и, одновременно, проворными движениями рук, Лаура раздела подругу по пояс, а Николя, стараясь не отставать от Лауры, освободил Миа от юбки и бикини.

- Вот теперь наша кукла может спать спокойно! Пижама, думаю, ей не потребуется.

Не испытывая на себе никакой ответной реакции со стороны Миа, Николя взвалил, как мешок, обнаженное тело на плечо и направился в спальню.

- Николя, я освобожу место минут через пять! - крикнула ему вслед Лаура, закрывая за собой дверь ванной.

Он сбросил свой груз на просторное ложе и окинул оценивающим взглядом распластавшееся по постели тело.

- Надеюсь, я в твоем вкусе? - тонким голоском пропела Миа.

Он наклонился и осыпал поцелуями ее пухлые губы, упругую грудь, округлый живот посреди широких бедер. Затем Николя передвинул девушку на постели так, чтобы ноги Миа свисали с кровати. Он встал на колени перед постелью, раздвинул бедра девушки и погрузился лицом в их развилку, нежную плоть которой он то окутывал после этого в ласки своих губ, то массировал приходившими на смену его губам носом, подбородком, лбом.

- Скажи, обо мне ты тоже будешь вспоминать, а не только о Лауре?

Та, о которой зашла речь, была легка на помине - порозовевшая после душа, Лаура вошла в спальню и своими каштановыми, завидной длины и не менее внушительными по толщине, косами шлепнула Николя по спине:

- Ванная свободна, Нико! Там я приготовила тебе полотенце. И еще одно захватила с собой, чтобы вытереть жидкие последствия наших шалостей.

- Похвальная предусмотрительность! И сказано неплохо, - улыбнулась Миа.

Лаура вытянулась на постели, чтобы зажечь находившийся у изголовья ночник. Николя повернул девушку лицом к Миа и симметрично прошелся руками по телам подруг.

- Интересно, что во мне такого особенного, чтобы иметь счастье спать сразу с двумя этими сиренами?

- Разве ты этого еще не понял?

- Как, ты еще здесь? А ну-ка, живо в ванную! Одна нога здесь, другая там! ...

...Немного стесняясь своей наготы, Николя приоткрыл дверь спальни. Постель была пуста. Прежде, чем он успел что-либо сообразить, на его глаза легла темная повязка. Николя попытался освободиться от этих шор, но чьи-то руки его остановили, и, наконец, раздались голоса девушек - перебивая одна другую, подруги начали ему популярно объяснять:

- Считай, что с этой минуты ты наш пленник...

- ...не всё коту масленица - ты и так уже нас нащупался от души...

- ...как самому только не надоедало - так и елозил своими ручищами где ни попадя, даже в самых интимных местах...

- ...которые мы не будем называть, потому что нам этого воспитание не позволяет...

- Это вы не иначе как про ваши попки и "киски"?

Взрыв смеха.

- Мы знаем, что ты сильнее нас, но надеемся, что ты будешь послушным мальчиком.

Они помогли ему лечь на спину и привязали его руки за запястья к спинке кровати, но лишь чисто символически - для этого ими были использованы лоскуты шерстяной ткани.

И тотчас тело Николя подверглось яростному натиску всех частей тел обеих подруг. То одни, то другие губы жадно впивались в его рот, и Николя не мог определить, кому из подруг они принадлежали. Девушки скользили по телу Николя своими бюстами, оседлывали его бедра, и он подыгривал своим партнершам, слегка приподнимая колени, чтобы ощутить тепло присасывавшихся к его коже, как аптечные банки, женских гениталий. При этом подруги без умолку сыпали репликами и комментариями.

- Так ты еще не догадался, какая у тебя особенность?

Двадцать нежных пальчиков одновременно опустились на его член, которым начали играть, то приподнимая и массируя эту "игрушку", то позволяя ей упасть обратно.

- Смотри-ка, он растет прямо на глазах!

- И толстеет! Уже в руке не умещается! Как живая куколка, разве что не разговаривает...

- ...да и плевать на это!

И снова смех.

Юноша пытался не поддаваться внезапно вспыхнувшему в нем желанию, но оно только обострялось из-за все возраставшей активности со стороны двух не на шутку разыгравшихся девиц, а когда те приложились к предмету своего внимания еще и своими пылкими устами, Николя окончательно убедился в том, что природу не обманешь.

- Смотри-смотри, как на пружине - я его опускаю вниз, а он сам поднимается обратно!

Девушки о чем-то пошептались, затем одна из них оседлала бедра "пленника", и Николя почувствовал, как его разгоряченную плоть сдавила размеренно колеблющаяся, теплая и влажная оболочка.

"Пленник" не выдержал:

- Могу я хотя бы узнать, кто из повелительниц сейчас сидит на мне?

Разорвав свои шерстяные путы, он сорвал повязку с глаз и увидел, что сидевшей верхом на его бедрах "повелительницей" была Миа. Лежавшая сбоку от Николя Лаура обняла его и шепнула ему на ухо:

- Она утром уезжает, а у нас с тобой будут еще целые сутки, вот я и уступила ей место.

Николя схватил "первоочередницу" за бедра и, не обращая внимания на ее протесты, оторвал ее от себя.

- Спокойно, я сейчас вернусь!

Он взял ее за талию и поставил на четвереньки над Лаурой так, чтобы колени Миа находились между бедер подруги, которые та предусмотрительно раздвинула, одновременно согнув ноги в коленях и протянув руки навстречу Миа, чтобы принять ее в свои объятия.

- Как же я вас обожаю, лесбияночки вы мои!

Встав на колени, Николя вошел в Миа сзади, и на этот раз уже он задавал ритм. Временами юноша останавливался, и в такие моменты объектами его ласок становились поочередно то шикарные ягодицы Миа, то упиравшиеся друг в друга бюсты подруг, то зияющая вульва Лауры. Он постепенно ускорял движения, вызывая стоны удовольствия у своей партнерши, находившейся в тесных объятиях Лауры, чьи еще недавно сплетенные в косы волосы беспорядочно рассыпались по подушке. Пронзительный крик Миа прозвучал заключительным аккордом финального взрыва, горячая волна которого, почти одновременно с Миа, накрыла с головой и Николя, вытянув его охваченное конвульсиями тело в струну. Не удерживаемая больше своим партнером, Миа откатилась на край постели, а Николя, испытывая полный упадок сил, рухнул между подругами.

Спустя некоторое время, Миа встала с кровати и вышла из спальни, после чего послышался шум льющейся воды. Затем девушка вернулась в постель.

- Спасибо, Лауретта, никогда не забуду твоей доброты! Вот что значит настоящая подруга! И тебе, герой, спасибо!

Она положила руку на тело Николя, но тут же отдернула ее, воскликнув, с комичной гримасой брезгливости на лице:

- Откуда здесь взялся этот огромный слизняк!?

Затем она повернулась к Николя спиной и зевнула:

- Спокойной ночи, голубки!

- Спокойной ночи, кукла!

Лаура погасила свет и, прижавшись к Николя, прошептала:

- Знаешь, я находилась в таком положении, что мне передавались все ваши движения, и твои ласки еще подействовали... Ты не поверишь, я кончила вместе с вами!

- Получается, что я тебе больше не нужен?

- Пока - да... Но, думаю, это ненадолго.

Ее рука легла на тело "слизняка", как окрестила Николя Миа, и некоторое время они лежали неподвижно, наслаждаясь полученным удовольствием и не испытывая потребности в новых ласках и даже во сне, который уже овладел их мирно посапывавшей соседкой.

Лаура первой вышла из полулетаргического состояния, и когда ее активные руки заскользили по всему телу Николя, того вновь охватило желание, и он, обняв своего "крольчонка", накрыл собой зазывающе прижимавшееся к нему тело...

Он проснулся от яркого лунного света и сначала решил, что уже наступил рассвет, настолько в комнате было светло. После этого Николя больше не спалось. Почти бесшумно, чтобы не разбудить спящих подруг, так близко находившихся от него в постели и, в то же время, таких далеких в своих снах, он поднялся с кровати.

Войдя на кухню и включив свет, он налил себе стакан молока из бутылки, найденной им в холодильнике. Стрелки стоявшего на буфете будильника показывали три часа ночи. Яркий свет полной луны позволял свободно передвигаться по всей квартире. Николя прошел в гостиную, взял со стола пачку сигарет и, подойдя к окну, закурил. Уличные фонари не горели, но было светло как днем. Крыши домов и даже фасады некоторых зданий завораживали взор своим феерическим сиянием. Ночную тишину нарушали только мяуканье кошки и глухой шум проходившего вдалеке поезда. Небо было настолько чистым, что на оранжевом диске Луны отчетливо просматривались темные пятна.

Вдруг кто-то обнял Николя сзади, и к его спине прижалось чье-то теплое тело. Николя сразу понял, что это была Миа. Она слегка ослабила объятия, давая ему возможность повернуться к ней лицом.

- Я проснулась и увидела, что тебя нет, - произнесла она своим певучим голосом. - Тогда я решила, что у тебя бессонница, и тебя надо укачать.

Она со смехом стала его покачивать. Взяв ее за ягодицы, он со вздохом сказал:

- Если ты думаешь, что таким образом поможешь мне заснуть, то глубоко заблуждаешься - результат, скорее всего, будет противоположным.

- Николя, ну, рассердись и отшлепай меня по попке!

- Я же уже говорил - у меня рука не поднимется на такую прелесть.

Подхватив ее под то место, о котором только что шла речь, он поднял ее и понес к столу. Возле стола Николя сел на стул и посадил Миа к себе на колени. Она обняла юношу за шею одной рукой, давая тому возможность ласкать ее всю с ног до головы, начиная с миниатюрных ступней и заканчивая коротко подстриженными спутанными волосами.

- Хочу попрощаться с тобой... Я уйду рано, когда ты еще, наверняка, будешь спать. Мне грустно расставаться с вами, и с тобой, и с Лаурой... Но ее-то я еще увижу, а вот тебя уже вряд ли когда... Поэтому приходится прощаться с тобой как перед смертью.

Рука Николя остановилась на теплом животе Миа.

- Как сказала бы Лаура, у нас был праздник чувственности, но меня не покидает ощущение, что мы обе вели себя как проститутки. А тебе так не кажется? - произнося эти слова, Миа, как кошка, терлась головой о подбородок юноши.

- Да нет, не кажется... Это была только нежность... Нежность, куколка, не только сближает наши тела, но и соединяет наши сердца и души.

- О, а ты, оказывается, еще и философ! Знаешь, вам с Лаурой тоже придется нелегко... Но сладость этих часов, проведенных нами словно во сне, сохранится в сердце каждого из нас на всю оставшуюся жизнь... И когда на нас обрушатся печали и несчастья, когда нас одолеют болезни, одиночество и старость, воспоминание об этом времени будет для нас настоящим глотком счастья!

В порыве чувств, навеянных собственными словами, она вцепилась в его член и, прижав тот к своему бедру, постаралась своими активными пальчиками сделать все для того, чтобы воспрянувшая ото сна мужская плоть вновь заявила о себе со всей ожившей в ней силой.

- В те давние времена, когда лошади были единственным средством передвижения, существовал такой обычай: хозяин гостиного двора, провожая своего постояльца, на прощание пришпоривал лошадь вставленной в стремя ногой всадника. Скажи, а у тебя нет желания "пришпорить" меня на прощание?

Она оседлала бедра Николя, и тот кончиком своей возбужденной плоти долго ласкал горячую влажную щель в набухших створках истекавшего соками желания лона. Затем он приподнял девушку за бедра и, опуская обратно, медленно погрузился в нее. Когда он вошел в нее до конца, Миа на некоторое время замерла в этом положении, после чего начала медленно покачиваться вперед и назад, совершая корпусом маятниковые движения. Работая телом как заведенная, она все больше распаляла своего партнера этими ни на мгновение не прекращавшимися ритмичными движениями, которые, казалось, готова была продолжать до бесконечности, если бы не выдержавший натиска ее тела Николя, наконец, не взорвался в ней...





⇑ Наверх ⇑


 (голосов: 1)
Похожие публикации:
Оставлено комментариев: 0
© 2012-2016 Информационный портал rfSex.ru.
На нашем сайте Вы можете почитать эротические рассказы, вопросы о сексе, а также насладиться частной эротикой!
И еще у нас есть форум о любви, форум о сексе, форум о взаимоотношениях.